Известный актер откровенно рассказал почему захотел стать артистом, о своей семье, и о «Бригаде», конечно, которая когда-то сделала его знаменитым


Для Владимира Вдовиченкова эта осень обещает быть урожайной – в творческом плане, разумеется. Сразу несколько кинокартин с его участием выходят на экраны. Причем жанры у всех работ разные. Это и сериал «Учителя», и комедия «Дорогой папа», и семейный фильм «Робо», и триллер «Тварь».

С Владимиром Вдовиченковым мы встречаемся в Доме кино накануне премьеры фильма «Дорогой папа». За чашкой кофе, до того, как он будет вместе со съемочной группой представлять этот фильм, мы успели поговорить по душам. Владимир в общении оказался очень простым и открытым – никакого даже намека на «звездную болезнь»…

Чем дорог «Дорогой папа»

— Владимир, извините за игру слов, но… Чем вам дорог «Дорогой папа»?

— Мне предложили сыграть в комедии, в прекрасном семейном кино. У моего героя взрослая дочь, которую он не видел много лет и ему надо найти к ней подход. Подумал, что это может быть интересно зрителю. Еще плюс в том, что можно показать себя с другой стороны, сняться в комедии. Прочитал сценарий, встретились с режиссером, пообщались пять минут, и я согласился работать. Я уже смотрел фильм, от него тепло на душе. Мне он дорог.

Интервью с Владимиром Вдовиченковым

На съемках фильма «Дорогой папа»

— Методы, которыми ваш герой пытается завоевать внимание дочери все оправданы?

— Конечно. Все способы хороши кроме плохих и подлых. Самое главное – результат.

— Ваш герой в фильме танцует тверк (танец, в движениях которого активно используется движение бедер. – Прим. авт.). Учились этому стилю для съемок?

— Вы знаете, я подумал, как нормальный здравомыслящий артист: мне надо играть человека, который не просто никогда не танцевал, а даже не знает, что это за тверк такой, и считает такие танцы ниже своего достоинства. Но вдруг ради дочери он говорит: «Хорошо, попробую!» У таких людей и получается обычно: не умею – не умею, но сейчас все будет! Так что я ни секунды этим танцем не занимался.

Дети ищут себя

— У вас самого уже взрослые дети. Сыну 26 лет, дочери – 14. Чем занимаются, что им интересно?

— Сын такой же, как я.

— Ищущий себя?

— Да. Он сейчас учится в институте, хотя я до конца не уверен в этом. (Смеется.) Осуждать, что «вот к своим двадцати шести годам ты не выбрал профессию» – я не могу. Потому что я сам приехал поступать в артисты, когда мне было 27. До этого я, в силу обстоятельств, занимался разными делами. Так же и он. Сын отслужил в армии, учился, работал, хотел даже частный бизнес открывать… Я всегда готов ему помочь.

Интервью с Владимиром Вдовиченковым

На премьере фильма «Левиафан»

— Какую профессию он выбрал?

— Он учится сейчас в институте космического приборостроения. Но он творческий человек. Живет в Петербурге.

— Дочь, наверное, актрисой хочет стать?

— Режиссером, думаю. Она хочет иметь отношение к кино, а там — как получится. Я в свое время стал артистом, потому что мне казалось, что это проще всего.

Завтрак с кумиром

— Кстати, хотела спросить. Как-то прочитала в интернете, что на ваш выбор профессии повлиял Жан-Клод Ван Дамм. Неужели это действительно так?

— Я захотел стать артистом только потому, что очень люблю кино. Я, наверное, дожил до своих лет и сохранил какую-то романтику, потому что в моей жизни были неведомые люди и страны – в телевизоре, в кинотеатре. Любил и американское кино и наше, советское. И артисты – это же так круто! Их все любят, все ими восхищаются, и за это еще и деньги платят. Вот и решил – пойду в артисты! (Смеется.) А при чем Ван Дамм… Я спортом серьезно не занимался — был так, физкультурником: следил за здоровьем, тренировался… И вдруг возникли видеосалоны, боевики, Ван Дамм! Я подумал: «Ничего себе! Я тоже так могу. Пойду в зал — и через пару месяцев буду тоже так колошматить людей!» Это был такой завершающий толчок. Жан-Клода Ван Дамма воспринимают только как некоего каратиста, но на самом деле он прикольный дядька. Я с ним встречался на международном кинофестивале в Казахстане.

Интервью с Владимиром Вдовиченковым

На премьере фильма «Салют-7». Слева направо: Виталий Хаев, Владимир Вдовиченков, летчик-космонавт Виктор Савиных, Любовь Аксенова и Мария Миронова

— Удалось пообщаться?

— Нет. Мы на завтраке сидели. Он — приглашенная звезда, я – приглашенная звезда. Сейчас подойду к нему, начну его грузить, и он подумает: «Еще один…». Он же меня не знает. Ну, что бы я ему сказал? Что «благодаря вам я стал артистом»? Он выслушивал это миллион раз уже! А тут еще я… Вот меньше всего мне хотелось бы познакомиться с Ван Даммом в роли какого-то надоедливого приставалы. Поэтому я не стал подходить…

Новые возможности

— Многие сейчас уходят в интернет, у звезд есть блоги, которые они активно ведут. У вас есть личная страница в социальных сетях?

— Да, есть.

— Насколько вы там откровенны?

— Настолько, насколько необходимо для страницы в социальной сети.

— То есть, глубоко в личную жизнь вы пускать не будете?

— Насколько глубоко? Если какое-то значимое событие, и мне хочется поделиться этим со всем миром — конечно же, я напишу об этом. Ну а если у меня, например, заболеет собака, то я писать об этом не буду.

— Сейчас очень много проектов именно в интернете. Согласились бы вы сниматься в фильме, возможно с низким бюджетом и без выхода на широкие экраны, но очень интересным по сценарию?

— Я даже снимался практически бесплатно. Совсем уж бесплатно нельзя сниматься — карма не простит. Снимался за условный гонорар — любой студент мог бы меня нанять. И было по большому счету все равно, где это выйдет – так понравилась идея. Сейчас, как вы сказали, интернет-площадки порой интереснее бывают. И аудитория увидит в большем объеме. Поэтому не имеет значения, где проект выйдет. В интернете? Прекрасно! Сейчас вот вышли «Учителя» на онлайн-платформе ТНТ-Premier. Показали пока только одну серию — и зрители уже спрашивают о продолжении. Мне кажется, что это улучшает кинобизнес, в онлайн-платформах есть плюс. Ты можешь сам выбрать и купить то, что тебе нравится, а не то, что преподносит телеканал. Это хорошая и интересная история. И еще сейчас появляется новая тема — и думаю, что она скоро заработает в полную мощь. Это формат короткометражных сериалов — когда серия идет две или три минуты, чтобы можно было посмотреть по телефону пока ты едешь в метро, например. Многие сейчас не хотят тратить время и сидеть несколько часов у экрана. Просто наступила такая эпоха: сейчас всё и все — в телефоне…

Любовь и работа

— У вас очень насыщенный год, столько фильмов выходит в прокат! Сегодня – премьера «Дорогого папы», буквально через полтора месяца выйдет на киноэкраны «Тварь»…

— «Тварь» должна была выйти еще в прошлом году. Теперь уже в конце ноября выйдет…

— Вы же там с супругой (Елена Лядова. – Прим. авт.) снимались. И история по сюжету не очень простая…

— Да, история непростая: про семью, где супруги берут приемного ребенка — и сталкиваются с определенными проблемами… Дело даже не в том, что это триллер. В кино или в театре, когда ты играешь какую-либо роль – ты кто-то другой, но все равно чуть-чуть ты. И вот этот вот «ты» не готов конфликтовать с женщиной, которую ты любишь, только потому, что сейчас на площадке она еще кто-то. «Ты» и «она». Я не готов воспринимать свою жену как ту, кому можно желать чего-то плохого. Мне не хочется перекладывать киношную жизнь на личную. Кино все равно оставляет осадок. Приезжаешь со съемочной площадки — и эта роль все равно в тебе. Живешь в ней, постоянно думаешь о ней… И когда ты понимаешь, что вынужден искать что-то плохое в жене, чтобы накричать на нее в сцене — зачем мне это надо?! Вообще считаю, что нельзя сниматься супругам вместе – это мешает. Это личное пространство. Но иногда снимаемся…

— Я знаю, что ваша супруга – еще и ваш агент. В этом плане это идеальный тандем?

— Отчасти, наверное, идеальный. Она актриса титулованная, избалованная, и она знает все, что надо титулованному и избалованному артисту! (Смеется.) Шучу, конечно. Но она действительно знает все сложности, с которыми может столкнуться исполнитель на площадке, и что его будет отвлекать, мешать ему делать свою работу и роль хорошо. Она знает все тонкости. Например, когда тебе приносят договор и говорят, что ты — такой распрекрасный… А она читает условия, и оказывается – да какой ты распрекрасный? Ты бесплатно будешь вкалывать всю жизнь! У Лены оказался удивительный дар: она гениальный организатор и директор! Она настолько глубоко может вникнуть в детали, понять и уловить суть – я, честно говоря, даже не ожидал!

— А она может настоять на определенном сценарии, чтобы вы обратили на него внимание?

— Нет. Она — снимающаяся артистка, она за своими сценариями следит, у нее своей работы хватает. Она вступает в дело, когда я прошу ее об этом. И она сделает все, чтобы было хорошо.

Эффект «Бригады»

— Не хотела вас спрашивать про «Бригаду», но… Сериал до сих пор обсуждают. А прошло с момента выхода его на экраны 18 лет. Получается, что такое культовое кино сняли?

— Выходит, что так…

— Часто задают вопросы по него?

— Часто. На самом деле хорошо, что так случилось — хуже было бы, если бы забыли… Пускай будет. Мне кажется, если так запало, то пусть показывают еще сто лет! Смотрю на героя, которого я играл: какой-то парень, какая-то жизнь у него происходит… Я уже и сюжет где-то там подзабыл… Такая давняя история…

— Кстати, вы нам в интервью говорили, что не смотрели полностью все серии. Ликвидировали пробел?

— Так и не посмотрел. Но я знаю, о чем они, я многое видел, многое озвучивал. Я переозвучил 75 процентов материала… У нас был прекрасный звукорежиссер Наталья Рогинская. Она работала еще со Смоктуновским, трепетно ко всему относилась. Костюмеров трясла, чтобы галстуки были не синтетические, потому что микрофон из-за этого трещит. Так что не думайте, что это просто. Есть такие звукорежиссеры, которые говорят – пока не выключат тот шумный генератор, съемки не будет. Тогда озвучание было целым искусством — сейчас немного по-другому, пришли другие технологии… Возвращаясь к вашему вопросу. У меня нет восторга, что — вот, «Бригада»! Но есть восторг по тому времени. Это была первая моя большая картина, большой проект. Я учился на четвертом курсе института, все еще только начиналось, и я подходил к режиссеру (Алексей Сидоров. – Прим. авт.) и говорил: «Леша, а можно мне пару кусочков из картины, чтобы я мог показаться? Буду пробоваться в театр — чтобы видели, что я артист». И он был так удивлен: «Подожди, выйдет фильм — и тебе уже ничего никому не надо будет показывать». Он даже обиделся, наверное. А я не понимал тогда, что кино станет настолько популярным…

Интервью с Владимиром Вдовиченковым

На съемках фильма «Кромовъ»

Фотографии Вадима Тараканова, Геннадия Авраменко, и из архива кинокомпаний

Владимир Вдовиченков: «Совсем уж бесплатно сниматься нельзя» опубликовано: Сентябрь 19th, 2019 авторство: Яна Невская