Известный актер сердцем выбирает проекты, в которых ему предстоит играть

Петр Федоров редко дает интервью. Он из тех актеров, которые считают, что в кадре можно сказать самое главное, в том числе и о себе. Зрители и поклонники, если они думающие и тонко чувствующие, умеют «читать между строк», то есть – «между кадрами». Но нам все же удалось уговорить артиста ответить на несколько вопросов, тем более что повод для беседы очень актуальный – на днях вышел в прокат долгожданный фильм режиссера и продюсера Рената Давлетьярова «Чистое искусство». Петр Федоров сыграл в нем главную мужскую роль – художника-имитатора (это тот, который делает копии известных картин – от ред.). Главную женскую роль в фильме, жанр которого определен как триллер, сыграла Анна Чиповская.
А скоро зрители увидят и новые работы Федорова – в сериале канала СТС «Стервы», в масштабной киноленте Николая Хомерики «Ледокол» и в фильме Алексея Мизгирева «Дуэлянт».

«Чистое искусство»


— Федор, известно, что вы тщательно выбираете проекты, в которых снимаетесь. Помните, чем именно вас зацепил сценарий картины «Чистое искусство»?

— Мне понравился сценарий и жанр этой истории. Фильм вроде про не очень серьезных людей — про художников и журналистов, но в нем острый сюжет, которые поднимает тему имитации. И здесь разговор не просто про то, как создаются поддельные картины, копии великих мастеров, а про «быть» и «казаться», вот это и есть самая драматическая тема для художника. Хотя для любой сферы деятельности она драматична.

— Жанр фильма — триллер — выдержан на все сто процентов. Напряжение не отпускает с первого до последнего кадра…

— Да, есть такое… Я пошел за Ренатом Фаварисовичем Давлетьяровым, понимая, что он один из немногих российских кинематографистов, если не один вообще, которые занимаются жанром триллера в большом кино. Это его стихия, «Чистое искусство» – не первая картина Давлетьярова в жанре, который требует довольно точного инструментария, точнейшего соблюдения канонов, которые складывались десятилетиями. Мне кажется, что Ренат, будучи продюсером, очень правильно сделал, что сам начал снимать. В нем первичен все-таки режиссер, это абсолютно его территория. Поэтому я с радостью согласился сниматься в этой истории. Но был несколько удивлен, что у меня будет всего лишь несколько съемочных дней, ведь, вроде как, роль главная… Прочитал сценарий. А Ренат рассказал, как он будет снимать. Оказалось, что его жанр повествования подразумевал интересный ход, который был связан именно с моим персонажем. Не буду раскрывать сюжет, когда зрители посмотрят картину, они сами все увидят. На самом деле, в кино, как и в жизни, важна не сама история, а кто и как вам ее рассказал. Для меня это принципиальный момент. Даже один и тот же анекдот у кого-то будет смешно звучать, а у кого-то — не очень. Ренат очень крутой рассказчик и в жизни, и в кинематографе.

— Известно, что вы серьезно увлекались живописью, даже хотели поступать в институт имени Строганова (МГХПУ имени С. Г. Строганова – от ред.). На съемках «Чистого искусства» пришлось самому рисовать? Ваши работы зрители увидят?

— Я вам признаюсь, что ни один режиссер или художник-постановщик не доверит актеру это дело, даже если он прекрасно рисует. Это больше вопрос эстетического контекста и общего стилевого решения художественной картины. Хотя я бы с удовольствием нарисовал для этого фильма все картины сам и, думаю, что в некоторых случаях это было бы не сложно, всего-то ничего – просто подделывать всяких великих художников от Шишкина до Малевича. (Смеется)

— Сейчас модно такое понятие, как арт-терапия. Не пробовали восстанавливать силы после трудового дня с помощью красок и кисточек?

— На самом деле рисование это такая крутая штука, что словами не передать. Последнее время я рисую все меньше и меньше… Но вот вы про арт-терапию сказали, и я задумался…. Надо попробовать. Опять-таки, картины можно поподделывать! (Смеется)

Правильный отдых

— Вы очень востребованный актер, много снимаетесь. Когда и как отдыхаете?

— На самом деле я не снимаюсь круглосуточно, делаю не больше двух работ в год и никогда не снимаюсь параллельно в двух проектах. Но считаю, что отдых должен быть заслужен, именно чувство честной усталости любой отдых делает приятным. Я очень люблю свою профессию. И знаю: чем больше ты устаешь, тем больше получаешь.

— Как от эмоционального выгорания страхуетесь?

— Общаюсь с любимыми.

— Можете бросить все и на недельку на море или на горнолыжный курорт уехать?

— Последние три года могу только в ближайшей роще побегать на лыжах. Не так давно возобновил этот вид досуга. В этом году походил на лыжах под Костромой – как раз с неделю там и восстанавливался.

Профессия актер


— В этом году на экраны выйдут две картины с вашим участием — «Ледокол» и «Дуэлянт». Ждете их?

— Есть такой волнительный момент… Это две большие картины и они уже очень памятные для меня. Выходят в прокат осенью, причем, довольно близко друг к другу. Но фильмы абсолютно разные.

— Вам какой жанр в современном кино ближе?

— Я же молодой и всеядный. Тут важно, про что и с кем ты идешь в эту историю. У меня нет каких-то определенных правил, которые я для себя придумал. Главное, чтобы это было интересно.

— Часто отказываетесь от съемок? И по какой причине даете отказ?

— Честно говоря, в основном отказываюсь. Вообще, мне кажется, карьера любого актера больше должна состоять из отказов, нежели из соглашений. Иначе невозможно. Хотя удивительного в этом ничего нет. Хороших ягод всегда меньше, чем плохих. И вряд ли они все окажутся в одной корзине. К тому же, важно иметь время на подготовку к съемочному периоду. Круто, когда дают такую возможность.

— У вас все родственники связаны с актерством. Вы внук заслуженного артиста России Евгения Федорова, сын искусствоведа, актера и телеведущего Петра Федорова-старшего. Ваш двоюродный дед — Александр Збруев.

— Не совсем так. По маминой линии в нашей семье нет актеров. А по папиной, да, вы правы, многие выбрали творческую профессию.

— В любом случае получается, что вы продолжаете актерскую династию.

— Да, поэтому я не имею права на позорные работы. Каждый из нас проходит через взросление. Мои жизненные обстоятельства сложились так, что я не мог до последнего момента предполагать, что стану актером. Я был в других местах, учился другим вещам, у меня были другие интересы. Но, так скажем, что некий зарок связал меня с тем, что я оказался на пути обучения актерству. Раньше я совсем не понимал, что такое гены. Но так оказалось, что я уже в третьем поколении актер. И это большая ответственность, никто из моих родных людей не занимался этой профессией посредственно. Эти люди, прежде всего, относятся к поколению великих, они все очень сильные личности. И мы все поддерживаем друг друга.

Петр Федоров

На премьере фильма «А зори здесь тихие»

Новый герой

— Петр, а каково сниматься с самыми красивыми актрисами российского кино. Ваши партнерши по фильмам — Анна Чиповская, Паулина Андреева, Светлана Ходченкова?

— Прекрасно сниматься, они все супербарышни. Главное, чтобы сцены были написаны хорошие. С Анютой мы работали не раз, она мне как сестра, нас очень многое связывает. С Паулиной прошли огонь и воду, она невероятно смелый и талантливый человек, каждый раз снимаю шляпу перед ней, надеюсь, что судьба еще сведет нас на площадке. Сейчас работаем со Светой в сериале «Стервы» – она большой профессионал с колоссальным опытом, я с ней очень давно хотел поработать. Света крутая. Респект ей за наши непростые съемки. Я всем этим леди желаю всего самого хорошего. Партнеры – это наше все.

— Как относитесь к различным премиям и номинациям? Вас, например, часто называют секс-символом…

— Я в этом ничего не понимаю. Вашим коллегам виднее (Смеется). А в целом, как мне кажется, это никаким образом не связано с профессией. Во всем должна быть умеренность. Мы — актеры, и мы не должны разбазаривать свой инструментарий. Чем меньше даешь интервью, чем меньше мелькаешь на телевидении, тем меньше «эффекта родственника».

— Поэтому вас нет в социальных сетях?

— Да, это уже не мое…

— Авторское кино для вас важно?

— Хочется, чтобы все кино было авторским. Вот, «Дуэлянт» — пожалуйста! Но хочется, чтобы такие фильмы смотрели не только в интернете. А это уже зависит не только от большой работы кинематографистов, но и от грамотных пиар-кампаний. Кино должно стать ближе к людям. А пока все смешалось, везде одни и те же методы – и в производстве картин, и в их рекламе…Нужно пережить этот болезненный момент и найти решение проблемы. Но главное — надо работать. Много работать. Всем работать…